Мэр Львова мусорщик и дружбан олигарха Фридмана Садовый решил заняться созданием антипрезидентской коалиции. ИНТЕРВЬЮ

Новости 5.10.2017

Зачем мэр Львова ввязался в историю с Саакашвили, с кем из олихархов контактирует, о чем говорит с Порошенко и пойдет ли на выборы президента.

В приемной мэра Львова Андрея Садового напротив двери в кабинет стоят три коробки для сортировки мусора: пластик, стекло, бумага. Такие же баки, но побольше, можно увидеть и в городе. Для местных властей мусор уже много месяцев - больная тема.

Еще летом прошлого года Садовый рассматривался как серьезная конкуренция нынешнему президенту на следующих выборах в 2019 году. Мэр европейского города, который успешно завел новую незапачканную партию Самопомощь в Верховную Раду после Революции достоинства, в президентских опросах социологов занимал третье место после Петра Порошенко и Юлии Тимошенко с результатом в 12,9% (те, кто определился с выбором - КМИС, июнь 2016 года). Теперь же его рейтинг практически утоплен во львовском мусоре. Это специальная политическая технология, и ее авторы сидят на Банковой, - бескомпромиссно утверждает мэр Львова. Но называть конкретные фамилии заказчиков и исполнителей не хочет.

В интервью Садовый рассказал, зачем ввязался в историю с Саакашвили и приведет ли это к созданию антипрезидентской оппозиции, с кем из олихархов контактирует, о чем говорит с Порошенко и как в Раде процветает политическая коррупция.

"СААКАШВИЛИ ДЛЯ ПОРОШЕНКО - ГОЛОВНАЯ БОЛЬ"

- В сентябре после фактического прорыва границы во Львов приехал экс-президент Грузии Михаил Саакашвили. Вы были в числе встречающих. Означает ли это, что вас устраивает способ его возвращения - или вы просто хотели позлить Порошенко? Или это попытка использовать информповод и вернуться в политическую повестку дня?

- Я - человек, который привык держать слово, что для украинской политики, к большому сожалению, редкость. Еще за несколько недель до приезда Михаила в Украину я публично на Facebook написал, что буду рад приветствовать его во Львове, и мы с ним попьем кофе. Он приехал во Львов, и мы с ним попили - правда не кофе, а чай. Как и обещал.

- Как вы относитесь к способу возвращения Саакашвили в Украину?

- Мое личное отношение к указу президента о лишении гражданства - негативное. Это повлекло за собой очень много вещей, которые унижают меня как гражданина, унижают статус президента и страну. После этих событий в Киеве проходил форум YES, на котором присутствовали первые политики мира, дипломатический корпус. И мне было стыдно. Думаю, им тоже было стыдно. Они не понимают, зачем было это делать.

Поэтому я посоветовал президенту отменить этот указ, вернуть все в юридически-правовое поле. Да, наверное, есть политики, которые не нравятся Петру Алексеевичу. Но его задача как президента - объединять политикум, настраивать всех на совместную работу.

- Вам на YES было стыдно за позицию Порошенко в вопросе гражданства Саакашвили...

- И за все, что было потом.

- А за прорыв границы вам стыдно?

- Мне очень больно, когда нарушают законы. Я бы хотел, чтобы все эти факты были расследованы, и был соответствующий вердикт. И начинать надо с указа президента.

- Считаете ли вы, что ваши депутаты на границе тоже нарушили закон?

- Ира Подоляк? Роман Семенуха? Тарас Пастух, Егор Соболев, Павел Костенко? А какой закон они нарушили? Костенко вежливо прошел через границу, подошел к пограничникам, дал свой паспорт - пожалуйста, проштампуйте. Они ему ответили: извините, у нас не работает система, мы ничего сделать не можем. Наоборот, я горжусь тем, что депутаты четко, в соответствии с буквой закона, выполняли свои полномочия.

- Не кажется ли вам, что этой историей должен изначально заниматься суд, в который Саакашвили до прорыва границы так и не обратился, а никак не депутаты?

- У нас много чем люди должны заниматься, но не занимаются. Посмотрите на процесс борьбы с коррупцией. Публичные заявления, мощные пресс-конференции, показательные задержания, а через три-четыре дня тихонько всех выпускают. Работа только на картинку, а не на конкретный результат. Верховенство права - это тот фундамент, на котором нужно строить государство. И этот фундамент не укрепляется, а разрушается.

- Нисколько не защищаю судебную систему, с ней у нас огромные проблемы, но суд не может быть инициатором. Саакашвили мог подать иск.

- Петр Алексеевич прекрасно владеет всеми нюансами этого вопроса. Сила политика заключается в том, что он признает свою ошибку и исправляет ее. Я бы хотел, чтобы президент был сильным политиком и показывал пример всем остальным.

В кулуарах YES у нас с Порошенко был публичный разговор. А на следующий день состоялся неформальный разговор на Банковой, он пригласил к себе на чай

- Зачем он это сделал, как думаете? Это личное?

- Я думаю, это эмоции. А эмоции недопустимы на такой высокой должности. На такой должности должно быть, как говорят, горячее сердце и холодный разум. Я это чувствую на себе, особенно последние полтора года. Хотя он всегда ко мне очень комплиментарный, когда мы один на один. В публичной плоскости все иначе. На заседании Совета регионального развития были и высказывания в мой адрес, и сценарный план: подъезжает камера одного телеканала, второго, под определенным ракурсом, снимают, показывают, - молодцы. Видно, что человек имеет опыт в телевидении.

- Порошенко выдвигал вам какие-то претензии за ситуацию с Саакашвили?

- В кулуарах YES у нас был публичный разговор. А на следующий день состоялся неформальный разговор на Банковой, он пригласил к себе на чай. Говорили о международной политике, о работе политикума в этом сезоне. Много разных вопросов проговорили. Но как правило, когда я с кем-то общаюсь один на один, я такие вещи не комментирую.

- То есть это был тет-а-тет?

- Конечно. По его приглашению.

- В Администрации президента отрицают, что вы обсуждали Саакашвили.

- То, что вопрос Михаила у него в голове присутствует - это однозначно. Это для него головная боль. Скрывать это неправильно. Пока ты скрываешь свою болезнь - ты ее не вылечишь.

- Кроме вас во Львове, Саакашвили на границе встречал целый кортеж из политиков: Тимошенко, Власенко, Чумак, Наливайченко, Гриценко и многие другие.

- Они все потом приехали во Львов, я их встретил, пригласил на чай и потом на ужин. Дружеская атмосфера, когда приезжает в один день весь украинский бомонд.

- Очевидно, речь о зарождении антипрезидентской коалиции, которую могут поддерживать и некоторые олигархи. Вы и ваша партия Самопомощь - в игре?

- У нас с 1991 года, уже 26 лет, постоянно создаются какие-то антикоалиции. Мы ни в каких коалициях "анти" участия не принимаем. Мы всегда принимаем участие в "за". За интересы людей, за Украину. Это моя принципиальная позиция.

То, что политики между собой общаются - это факт. То, что у меня есть много предложений - тоже факт. Но когда принимается то или иное решение, оно сразу становится публичным и обнародуется. Никаких публичных решений во Львове принято не было.

- Все становится публичным? Вы так говорите, будто не в украинской политике.

- Если создали, то выходят и говорят: мы создали. А когда люди просто сидят, пьют кофе, ведут разные дискуссии, беседуют, и потом из общего контекста вырывают одну фразу, что они о чем-то договорились, то это неправильно.

- Соболев говорит, что речь шла об объединении усилий. А это ваш депутат.

- Егор правильно говорит. Такие вещи обсуждались. Нельзя этого скрывать. Я свою позицию озвучил: она простая, понятная и логичная.

- Условно говоря, Тимошенко, плюс Гриценко, плюс Садовый - такой вариант политического сотрудничества возможен? При каких условиях?

- Объединение в следующем парламенте всех политических сил ради развития Украины - это возможно. Объединение против кого-то - не верю, что это даст эффект. Надо думать, как для Украины использовать Порошенко, Тимошенко, максимально задействовать потенциал Гриценко, Саакашвили. А у нас мышление вечно направляют в деструктив.

- То есть Самопомощь не в игре?

- Самопомощь над игрой.

"УРОВЕНЬ КОРРУПЦИИ В ПАРЛАМЕНТЕ - СВЕРХВЫСОКИЙ"

- Почему вы говорите, что объединение возможно только в следующем парламенте?

- Этот парламент, к большому сожалению, сломали. Я бы так сказал. Мне уже больно смотреть на многих депутатов, которые опускают голову и голосуют.

- Кто сломал?

- Система, люди в системе. Петр Алексеевич прекрасно умеет ломать.

- На парламентских выборах 2014 года партия Самопомощь набрала почти 11% и заняла третье место после БПП и НФ. Прошло три года, и рейтинг вашей политической силы обвалился почти в два раза: 5,8% среди тех, кто планирует голосовать.

- Это неправда.

- Это последние данные фонда Демократичні ініціативи за июнь.

- Мы постоянно мониторим общественное мнение в течение последних 10 лет. На сегодня рейтинг Самопомощи плюс-минус 1% на том же уровне, что и в 2014 году. Порядка 10%.

- Кто проводил замеры?

- Львовское агентство Фама, которое работает на заказ для очень многих международных организаций. Мы время от времени заказываем им опросы, и они нам всегда готовят достаточно жесткие результаты. Но когда все социологические службы перед выборами 2014 года нам давали 1%, мы четко знали, что мы свои 11% возьмем.

- Вы не доверяете остальным социологическим службам?

- Надо доверять, но быть очень внимательными, когда формируют анкеты - раз. И когда потом работают в поле - два. Во многих областях не работают с людьми, а просто рисуют результаты. И очень часто вопросы задают в манипулятивном тоне.

- То есть падение рейтингов своей партии вы отрицаете?

- Мы после 2011 года наблюдаем колебания: рейтинг поднимался до 13-14%, опускался до 10%. Это плавающий процесс. Уровень доверия - другой вопрос. Он обвалился для всех политических партий и лидеров. Это общемировая тенденция, я бы так сказал. Чем открытее становится мир, тем больше ожиданий и тем сложнее быть на плаву.

Мне говорили, что останется меньше половины фракции. Было 33 депутата. Остались 26, плюс вице-спикер парламента Оксана Сыроид. Это намного больший процент, чем кто-то мог прогнозировать

- На прошлых выборах вы четко попали в социальный запрос граждан после Майдана - на новых политиков без старых грехов. Вам удалось это использовать, но в парламенте фракция Самопомощи просела: например, одним пакетом исключили пятерых депутатов за поддержку Банковой в теме децентрализации. Почему?

- Мне говорили, что останется меньше половины фракции. Было 33 депутата. Остались 26, плюс вице-спикер парламента Оксана Сыроид. Это намного больший процент, чем кто-то мог прогнозировать. Когда я сегодня сравниваю коллег до парламента и в парламенте, разница огромная. Я вижу твердых, обветренных, мужественных политиков, у которых есть драйв и большое желание идти вперед. Они выжили в непростом процессе соблазнов, подлости и обмана. Хотя постоянно поступают разные предложения, идет давление, уголовные дела, наезды. На самом деле, это уникально для украинской политики. Как правило, политические силы на первом-втором году ломаются. Единственный пример идеологической партии у нас был во времена Черновола, когда он строил Народный Рух. Закончилось это трагически: Рух раскололи, Черновола убили.

Фактически это место мы заняли - построения идеологической партии. Мы прекрасно понимаем, что это нельзя сделать одномоментно. 95% всех политических партий на региональном уровне не имеют никакой связи со своими материнскими структурами. Это депутатские мандаты, отданные по франшизе местным феодалам. Самопомощь показала другой пример и, пройдя местные выборы 2015 года, мы сформировали достаточно сильные ячейки и сильный депутатский корпус почти во всех крупных городах и областных центрах. Теперь наша задача - поиск себе подобных людей. Это долгая работа на следующие 10-20 лет. Невозможно построить партию за один день. За один день строятся только партийные проекты.

- Самопомощь в Раде ненадолго вошла в коалицию, а потом громко вышла из нее: в феврале 2016 года лидеры партии сделали заявление о том, что БПП и Народный фронт кулуарно сотрудничает с депутатами от Оппоблока. Как это происходит?

- Это происходило при всех знаковых голосованиях. Принципы, прописанные в коалиционном соглашении, игнорировались: просто брались голоса Оппоблока и депутатов из других групп, и нивелировался коллегиальный подход. Фактически БПП и Народный фронт сами развалили коалицию. Нам не оставалось ничего иного, как быть честными перед людьми.

- Как вы оцениваете уровень политической коррупции в парламенте?

- Сверхвысокий.

- И кто дирижер?

- У кого больше всего полномочий, тот и дирижирует, - как всегда.

- Кто это? Если брать конкретно: в коалиции, на Банковой? У политической коррупции есть фамилии. Назовите их.

- Вы хотите, чтобы я делал кому-то рекламу? Есть система олигархата, которая имеет свои представительства на местном уровне. Эта система начала свою работу в 90-м году и работает до сегодняшнего дня. Исключение - те регионы, где олигархат не пустил свои глубокие корни. Я счастлив, что во Львове нет олигарха, который указывает местному политикуму, что и как делать. А если возвращаться к Верховной Раде и к правительству, то это даже не фамилии. Меняются фамилии - а система остается.

- Вы так и не ответили на вопрос. Кто, когда, каким образом убеждал или заставлял ваших депутатов голосовать, что предлагали взамен?

- По-разному. Были предложения и мне лично, были предложения руководителю фракции. Есть постоянные предложения каждому депутату Верховной Рады. Подходят другие депутаты, знакомые, коллеги. По каждому человеку выстраивается схема, как к нему можно подойти на том или ином уровне. Это то, что делалось пять лет назад, десять и двадцать. Система та же. Люди обучены, ответственно подходят к своей работе.

- А где центр?

- Там, где всегда, начиная с независимости. В Администрации президента.

Были предложения и мне лично, и руководителю фракции. Есть постоянные предложения каждому депутату. Подходят другие депутаты, знакомые, коллеги. По каждому человеку выстраивается схема, как к нему можно подойти

- Считаете ли вы необходимым провести внеочередные парламентские выборы?

- По существующему закону эти выборы не дадут эффекта. Они лишь добавят влияния олигархату. Только в случае принятия нового закона, как обещал Порошенко и все политики, которые себя называют постреволюционным крылом, они дадут положительный эффект.

- Коалиция уже приняла один закон, который назвала реформой избирательного законодательства. Я так понимаю, возвращаться к этому вопросу вы не собираетесь?

- Порошенко это обещал публично. Сказал, что перед выборами он такой закон внесет.

- По каким правилам должна проходить избирательная кампания?

- Открытые списки, пропорциональная система. Это единственное лекарство против политической коррупции.

- Как вы оцениваете возможность того, что такой закон проведут?

- Это зависит и от нас с вами в том числе. Насколько активными будем мы и наши международные партнеры. Если они поставят этот закон в зависимость от финансовой поддержки Мирового банка, МВФ, других организаций, то все будет принято.

- У нас даже антикоррупционный суд является одним из первоочередных требований международных партнеров, но пока это ничего не дает.

- Я думаю, и тут додавят. Мои последние разговоры с дипломатами, политиками, западными журналистами показывают, что перспектива есть. Как бы Порошенко ни сопротивлялся, такой суд придется создать. Без него серьезные инвестиции в Украину не зайдут.

- Почему Порошенко сопротивляется?

- Потому что он не хочет потерять власть и влияние на судебную систему.

- Вы не верите в появление новой политической силы?

- Идеологической - нет. Политического проекта, который будет смоделирован олигархатом - верю. Над этим сейчас ведется активная работа: взять несколько фамилий, слепить, красиво упаковать и на каналах все это прорекламировать.

- Кто из олигархов? Левочкин, Григоришин, Коломойский?

- Я думаю, каждый из них хочет такой проект создать.

- Но вы говорите, что уже идет активная работа.

- Разговоры идут. Каждый говорит со своим окружением: давайте слепим. Думаю, и Порошенко будет такой проект поддерживать, и другие тоже.

"МЫ НА ДОНБАССЕ ПЕРЕКРЫЛИ ЧЕРНЫЕ ДЫРЫ"

- Ваша политическая амбиция - построить сильную идеологическую партию. Насколько вы справляетесь с этим в рамках Самопомощи? Есть недоработки?

- Конечно, есть. Нам не хватает опыта. В Украине такие примеры отсутствуют. Так что перенимаем опыт других стран. Все не так быстро, как я хотел бы. Но динамика позитивна.

- Блокирование так называемым радикальным крылом вашей партии оккупированных территорий Луганской и Донецкой области, показательная голодовка на ступеньках АП, когда там даже нет Порошенко - что в этом из идеологии?

- Из идеологии? Быть рядом с людьми.

- Быть рядом с людьми - это голодать на ступеньках в поддержку мэра Львова?

- А это не была голодовка в поддержку мэра, это была голодовка в поддержку львовян, которых поставили на грань выживания, взяв город в мусорную блокаду. Так не поступали даже фашисты, когда мы были в оккупации. Ни один режим этого не допускал. Если бы не эта голодовка, если бы не твердое заявление всех патриархов христианских конфессий, иудеев, мусульман, - неизвестно, чем бы все закончилось. А то, что вы говорите, Петра Алексеевича не было на месте - да, его не было, он в это время был на встрече в Америке. И ему об этом там вспоминали: что это вице-спикер парламента у тебя под ступеньками лежит? Он каждый день звонил в аппарат АП и спрашивал о здоровье депутатов.

- Насколько вы контролируете своих депутатов? Семенченко, Соболев - они действовали самостоятельно в вопросах блокады? Почему вы ее публично поддержали только со временем, после размышлений?

- Во-первых, я всегда поддерживаю депутатов. Во-вторых, если мы говорим о торговле с оккупированными территориями, то тут есть твердая позиция большинства украинцев: они против. Блокада была организована сотнями и тысячами людей, которые представляют весь политический спектр жизни нашей страны. Присутствие там наших депутатов показало, что они не боятся. Я горд за них. Они там, где самая болезненная точка. Можно сидеть на диване, смотреть телевизор и наблюдать со стороны. А можно быть с людьми.

- Говорят, блокада была выгодна некоторым олигархам, тому же Коломойскому.

- Давайте мы на эту тему с вами поговорим через год, через два, когда будет больше информации. Я не думаю, что это было выгодно кому-то из олигархов. Это очень невыгодно олигархату в принципе, потому что это черная дыра, через которую ходили миллиарды. Если вы думаете, что сейчас это тотально прекращено - это не так. Но масштабы уже не те.

- Гройсман заявил, что именно Семенченко был организатором этой блокады и что он действовал в полной координации с россиянами.

- Я не слышал таких высказываний. Но я бы на месте Владимира Борисовича был осторожнее, когда он делает такие заявления в адрес народных депутатов. Всю информацию, которой он владеет, надо делать публичной. Например, пусть покажет сальдо с Россией. Мы на Донбассе перекрыли черные дыры, и больше налогов платится в украинскую казну.

- Но это стало официальным поводом для так называемой национализации наших предприятий на оккупированных территориях Донбасса.

- Свое влияние над этими предприятиями украинское государство потеряло, как только туда вошли российские войска. Если вы верите в то, что их наемники контролировали все, но не контролировали эти предприятия - вы глубоко ошибаетесь. Это все большая-большая игра. Со временем у нас будет больше информации. Но есть безоговорочные факты. Когда шли эшелоны с товарами, пуля не свистела. А в то же время на других участках убивали десятки людей. Эта торговля была выгодна обеим сторонам. Но не государству, а конкретным физическим лицам, которые зарабатывали сверхприбыли. Мы остановили этот процесс.

- Почему не государство возглавило процесс блокады и прекращения торговли, а именно депутаты от Самопомощи взяли на себя роль блокировщиков?

- Когда российские войска вошли в Украину, кто вышел в защиту? Государство - или граждане Украины, которые пошли воевать, стали волонтерами? Когда сложно, мы выходим и делаем работу, которую должно делать государство. Это уже потом государство принимает законы, решения Нацсовета по вопросам безопасности и так далее.

"У НАС НЕТ КОНТАКТОВ С КОЛОМОЙСКИМ, АХМЕТОВЫМ, ЛЕВОЧКИНЫМ"

- Как сочетается такая жесткая позиция Самопомощи по блокаде Донбасса с вашими контактами с российскими олигархами? С Фридманом (миллиардер, глава набсовета Альфа-Групп, член совета директоров ТНК-ВР, - ред.)?

- Он каждый год приезжает во Львов вместе с мамой, папой, детьми. Насколько я знаю, большую часть своей жизни он сейчас живет в Лондоне, и у него немало проблем с российским истеблишментом, потому что его позиция не нравится руководителям сегодняшней России. Я общаюсь с очень большим количеством людей, но любые контакты имею исключительно в интересах громады Львова и интересах украинцев, представлять которых имею честь, будучи руководителем парламентской партии.

- И какие интересы украинцев или громады Львова вы представляете в контактах с российскими олигархами?

- А в чем вы видите контакты с российскими олигархами?

- Сам факт встреч. У нас война с Россией.

- Подождите, у нас война с Россией, это правда. Но когда люди приезжают во Львов, гуляют по городу, пьют кофе, у них что, написано на лбу - кто поддерживает, а кто не поддерживает? Когда вы сидите в зале и слушаете музыку, и туда пришел олигарх - вам надо встать и выйти? Как это должно происходить? Поясните мне, пожалуйста?

- Вы в этом проблемы не видите?

- Я еще раз говорю: я делаю все, что полезно для жителей города Львова и граждан Украины. Исключительно в их интересах.

- Вы или ваши депутаты встречаетесь з Коломойским?

- Нет.

- То есть вы вообще отдалены от олигархов?

- Если вы с кем-то завтра поговорите по телефону, это одно дело. Если же вы вступите в переговоры, в результате которых будете продавать государство, это уже большая беда. Общаться с людьми можно, но вопрос - какова цель? Что будет на выходе?

- Вы красиво говорите, но на вопрос не отвечаете.

- У нас нет никаких официальных контактов с Коломойским, Ахметомым, Левочкиным или другими. Вижусь ли я с теми или иными людьми? Да, иногда я некоторых из них вижу. На разных приемах, которые происходят с участием президента, премьера. Если они там есть - что мне делать? Бежать, прятаться за колонну, или как? Если я захожу в депутатский зал и вижу человека, пусть он олигарх, я должен выйти из зала - не буду сидеть рядом? В чем проблема? Вот если я буду вести с ним переговоры, что-то продавать, тогда это криминал.

- Кто из вашей фракции имеет на вас наибольшее влияние? Кому вы доверяете? Березюк? Лаврик?

- Я доверяю всем коллегам. Но то влияние, которое я имею на депутатов, равнозначно тому, которое они имеют на меня. Без перегибов.

- Каким образом вы выходите на общие решения с фракцией? Принимаете ли вы участие в таких обсуждениях?

- Фракция регулярно проводит собрания. На них обсуждаются все законопроекты, которые выносятся на голосование в парламенте. Это едва ли не единственный пример системной планомерной работы в украинском парламенте. Большинство фракций работают по другому сценарию. В день голосования им дают листочки: тут крестики, тут минусы. Самопомощь по каждому законопроекту имеет четкую позицию. Я собираюсь с коллегами-депутатами, когда бываю в Киеве, на заседаниях фракции или на заседаниях руководства партии. Последний раз такое заседание было две недели назад: я взял отпуск на день, приехал в Киев, мы с коллегами несколько часов говорили, обсуждали партийную жизнь. Это было закрытие съезда, который финализировал участие Самопомощи в выборах территориальных громад.

- На какие деньги существует Самопомощь?

- На деньги, указанные в отчетах, которые мы подаем регулярно, системно и которые мониторятся до последней гривни. За каждую гривню может начаться большой скандал.

- А благотворительные взносы?

- Благодаря тому, что был принят закон Украины и мы вошли в нормальную европейскую практику поддержки партийной жизни, мы получили возможность нормально работать за бюджетные средства. В противном случае нам было бы очень сложно. Мы должны за 10 гривень сделать то, что другие делают за тысячу. Надо быть очень креативным и быстрым.

- У вас есть бизнес-крыло, которое поддерживает текущие расходы Самопомощи и зарплаты, скажем так, в благодарность за депутатский мандат. Называют гендиректора телекоммуникационной компании Датагруп Алексея Скрипника и агрария Ивана Мирошниченко.

- Я был бы счастлив, если бы это отвечало действительности. Возможно, вы просто располагаете информацией, которой я не владею.

- То есть они не финансируют партию?

- Нет.

- И у вас нет такого бизнес-крыла?

- Нет. К большому сожалению, таковы реалии.

- В Верховной Раде есть такая практика, как доплаты депутатам к их зарплатам. Я так понимаю, вы хотите сказать, что у вас доплат депутатам нет?

- Никто ничего не дофинансирует и никто ничего не доплачивает. Это сразу стало бы явным, это невозможно скрыть. Даже по стилю жизни людей. Я не вижу, в чем изменился стиль жизни Олега Березюка, или Ирины Подоляк, или Романа Семенухи. Каждый из них - самодостаточный человек, у каждого из них есть семья, на которую они опираются. Они в парламенте, и они понимают, что надо жить по возможностям.

"ВЫ НЕ ПОЛУЧИТЕ ПРЯМОГО ОТВЕТА НА ВОПРОС О ВЫБОРАХ"

- Политтехнологи и политики сходятся во мнении, что президентские выборы в Украине, хотя до них еще полтора года, уже стартовали. Вы будете баллотироваться?

- Для меня это не является темой номер один. Самопомощь будет принимать участие во всех выборах: и парламентских, и органов местного самоуправления. Это обязанность партии. Что касается моей скромной персоны - я сегодня больше загружен работой как городской голова, и при каждой возможности стараюсь помочь своим коллегам в Украине, потому что процессы очень непростые. Сейчас идет массированное давление на мэра Николаева Сашу Сенкевича, который сумел получить победу в городе, всегда считавшемся вотчиной Партии регионов. Теперь Администрация президента поставила задачу сместить его с этой должности. Четкая задача губернатору. Ломают через колено депутатский корпус. Мне стыдно, что в воюющей стране Администрация президента занимается тем, что уничтожает демократию и людей, которые отдают все силы на развитие страны.

- Позвольте уточнить по выборам президента. Ваш ответ - нет или не определился?

- Вы не получите от меня никакого ответа на этот вопрос. Чтобы вы понимали, каждая моя встреча с журналистами, как правило, заканчивается или начинается с этого вопроса.

- Это нормально, что вам задают этот вопрос. Еще год назад вы считались одним из потенциальных кандидатов в президенты и серьезным соперником Порошенко.

- Это нормально. Просто я на эти вопросы ответа не даю.

- Почему?

- Потому что считаю это некорректным. Сегодня надо весь мыслительный процесс направлять туда, где он может быть полезен. А строить себе планы, что будет через год или два... В Украине все так быстро меняется. Это не ко времени.

- Это потому, что ваш рейтинг как одного из кандидатов уничтожен, утонул в мусоре? По исследованиям КМИС, в июне 2016 года за Порошенко проголосовали бы 14% украинцев, за Садового - 12,9%. А теперь ваш рейтинг не превышает 5-6%.

- Время расставит по своим местам. Опыт, который я получил за последние полгода, уникальный. Выжить в мусорной блокаде было очень непросто. Задача ставилась простая: подпалив полигон, заблокировав другие существующие полигоны в Украине, они давали буквально неделю времени - и Садового не будет. Ожидалось, что львовяне должны выйти на улицы, выгнать меня с должности мэра, уничтожить Самопомощь. Но этот сценарий провалился, и только благодаря поддержке простых людей.

- Вы утверждаете, что это технология. Какая ее конечная цель?

- Уничтожить.

- Уничтожить ваш рейтинг?

- Уничтожить меня как человека, как политика, уничтожить Самопомощь. Прямо и понятно.

- Вы устраивали как мэр, но не устраивали как политик и возможный кандидат в президенты?

- Принцип украинской политики очень простой: или ты раб, или ты враг. Рабом никогда не буду, врагом хочу быть для оккупантов. А для всех украинцев хочу быть партнером.

- Кто придумал эту политическую технологию? У авторов есть фамилии?

- Конечно. Мне очень больно называть фамилии, потому что своими действиями я могу нанести большой вред интересам государства. Не хочу навредить.

- Это те же люди, которые занимались дискредитацией Яценюка и Саакашвили?

- Я думаю, вы больше знаете. Даже больше того, что можете у меня спросить. Но они сами себя умножили на ноль. А Садовый себя прекрасно чувствует. Яценюк ездит по миру. Саакашвили путешествует по Украине. Все нормально, получили новый интересный опыт.

- Как вы оцениваете потери от мусорной темы? Персональный рейтинг сильно просел?

- Изменился. Не так критично, как кому-то хотелось бы. Понятно, что такое количество грязи даже для украинской политики - это мегаобъем. Но у меня есть классический ответ: когда много грязи, она сама отпадает, а когда мало - это полезно для организма.

- И все же, насколько просел рейтинг доверия? В два раза, в полтора?

- Конкретную цифру не скажу, но процентов на 50-60 точно.

- Как вы общаетесь с Порошенко? Или общения нет?

- Ну вот, последняя встреча была после форума YES - общались. С днем рождения я его поздравлял, он меня тоже поздравляет каждый год.

- А с окружением Порошенко?

- Когда президент приезжает во Львов, всегда с собой берет Ковальчука. Привет-привет, как дела. Когда идет форум YES, вижу, Борис Ложкин. Привет-привет. Мы знакомы с ним лет двадцать, контактирую. Но какие-то специальные встречи проводить... Если у меня есть вопросы, я всегда могу позвонить. Реалии таковы, что я их всех знаю очень и очень давно. И видел в разных ситуациях. Поэтому я на все это смотрю по-философски.

- Вы не хотите называть фамилии авторов мусорной технологии, чтобы не навредить интересам Украины. Но это сам Порошенко или другие люди в его администрации? Насколько президент был вовлечен в эту тему?

- Вы верите в сказку о добром царе и плохой прислуге?

- Нет, я хочу, чтобы вы ответили на вопрос.

- Я уже сказал, что не буду на этот вопрос давать прямого ответа.

- Вы утверждаете, что мусорная блокада - искусственная. Но согласитесь, даже если это политическая технология, то у нее было сильное основание: погибли люди, проблема свалки не решена. Почему за последние десять лет ее не решили?

- Почему за десять? Этой проблеме минимум тридцать лет.

- Тем более. Почему вы ее не решили?

- Потому что это не было приоритетом ни для одного из украинских городов. Были другие проблемы. Когда я начал работать городским головой, извините, у меня вода была в 4 утра и 4 вечера. Что для меня должно было быть приоритетом? Или вопрос дорог, которые были в ужасном состоянии, вопрос освещения, тепла, инфраструктурные проблемы. Что из этого я должен был ставить на первое место? Конечно, наиболее болезненные вопросы.

Проблема с вывозом мусора во Львове была идентична другим городам. Да, они ударили действительно в слабое место. Но это слабое место для каждого мэра. И когда потом всех нагибали, чтобы они не помогали Львову - это тоже был уникальный процесс. Потому что они всем говорили: слушай, так завтра мы тебе то же самое сделаем.

- Использовали не только против вас, а как рычаг давления вообще на мэров?

- Конечно. Всем показывали пример. Очень важно было нагнуть, чтобы Садовый сдался. Чтобы потом всем другим это демонстрировать. Это у них не получилось.

- Какая сейчас ситуация с мусором и когда она будет решена глобально?

- Компания Egis занимается проектной частью и вопросом рекультивации. Это французская компания, ее работу оплачивает французское правительство. У них есть опыт проектной части по рекультивации крупнейшего в Европе полигона в Марселе. Европейский банк реконструкции и развития принял решение выделить для Львова 35 млн евро, из которых 10 млн - грант, фактически подарок городу. За эти 35 млн евро должна быть проведена рекультивация существующего полигона и построен завод по глубокой переработке отходов. Уже определен участок, где мы это будем строить. Сейчас идет очень активное планирование. Рассчитываем в этом году начать работы и за два года построить первый завод такого типа в Украине. Это возможно, если нам не будут мешать. Не исключено, что завтра будут какие-то новые моменты использовать. Я готов ко всему, чтобы вы понимали. Источник: Лига.Нет

Возобновить ядерный статус Украины?